Сайт продаётся, по вопросам приобретения звоните +375 29 637-37-87

 
  • +1
  • Гомельщина

На вопросы гомельчан отвечает Михаил Черкас, начальник Гомельской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды

  • 11 ноября 2010, 15:20 | 
  • Автор: Alena | 
В советское время вопросам охраны окружающей среды должного внимания не уделялось. Экономика была первичной, экология — вторичной. С последствиями такого отношения к окружающему миру мы сталкиваемся до сих пор. К счастью, со временем сознание поменялось. Сейчас уже рядовые граждане перестали относиться к охране природы равнодушно. В этом наш корреспондент убедился во время очередной «прямой линии», которую провёл начальник Гомельской горрайинспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Михаил Черкас.

Когда проводились последние исследования влияния отвалов фосфогипса Гомельского химзавода на грунтовые воды? Ольга Кинделева.

— В соответствии с Законом об охране окружающей среды и Водным кодексом, лаборатория аналитического контроля Минприроды проводит постоянный мониторинг. Кроме того, так как химзавод относится к предприятиям первой группы риска, горрайинспекция ежегодно проводит свои проверки.

Вернёмся на 50 лет назад. Когда завод проектировался, предполагалось, что фосфогипс будут вывозить в европейскую часть РСФСР для использования при производстве цемента. Под местом складирования должны были сделать глиняные замки толщиной не менее 10 м, которые препятствовали бы попаданию частиц отходов в грунтовые воды.

Не все эти мероприятия были выполнены. Сказать, что отвалы экологически безопасны, будет нечестно. На заводе принимаются меры по их изоляции, откачке воды. Но загрязнение уже пошло на глубину 40 м.

— Каждое утро в Гомель слетаются полчища ворон с окрестных свалок. Их популяция кем-нибудь регулируется? Максим Сидоренко.

— Есть специальные установки для отпугивания ворон, но они очень дорогие — одна стоит около 500 тыс. евро. На каждую проблемную точку её не поставишь. Выход видится только один: городские власти должны инициировать отстрел птиц. Естественно, с соблюдением всех мер безопасности.

— Планируется ли переработка отходов, складированных на полигоне на Речицком шоссе? Олег Капитанов.

— В непосредственной близости к городу расположен только один крупный полигон твёрдых бытовых отходов — тот, о котором вы говорите. В ближайшие год-два он закроется, так как ресурс его выработан. Вред, который он наносит природе, обратят в пользу. Будут добывать метан, а из него производить электроэнергию, которая будет поставляться в общую сеть.

— Несколько лет назад большой проблемой для города были выбросы в атмосферу выхлопных газов старыми «Икарусами». Насколько отвечает требованиям экологов современный общественный транспорт? Виктор Коноплёв.

— Количество транспортных средств в Гомеле за последние пятнадцать лет увеличилось более чем в два раза. Если в конце прошлого года выбросы от стационарных и передвижных источников были примерно равны, то сейчас транспорт «чадит» почти в два раза сильнее. Норматив по выбросам СО-СН в Беларуси раз в 10 менее жёсткий, чем на Западе.

В Европе машины для уменьшения воздействия на окружающую среду комплектуют катализаторами. В их состав входит платина, и стоимость новой детали доходит до 6 тыс. евро. Когда ресурс катализатора вырабатывается, машину продают на просторах СНГ. Отсюда и рост загрязнения окружающей среды.

Поэтому основная задача сегодня — избавление от старых машин. Если говорить об общественном транспорте, то новые его модели, оснащённые двигателями стандарта «Евро-3», «Евро-4» и «Евро-5», загрязняют воздух на 40% меньше, нежели «Икарусы», которые создавались по стандарту «Евро-1».

Определённая работа по снижению количества выбросов в атмосферу транспортом в Гомеле проводится. Чего стоит только «Восточный обход», который значительно уменьшит количество транзитного транспорта на городских улицах. В последние годы была построена двухуровневая автомобильная развязка на улице Хатаевича, расширена улица Интернациональная, уже начался снос домов для расширения улицы Барыкина.

Таким образом городские власти борются с заторами, во время которых, как известно, сжигается больше топлива. В идеале нам нужно было бы ежегодно строить несколько подземных пешеходных переходов, чтобы с одной стороны обеспечить безопасность людей, а с другой — не задерживать транспорт. Но это очень затратные мероприятия.

— Какие предприятия Гомеля самые «ядовитые» для атмосферы? Ирина Баранова.

— Безусловный антилидер — Гомельская ТЭЦ-2. Если электроцентраль работает на проектной нагрузке, то есть используется только 6-8% мазута, а остальную мощность обеспечивает сжигание природного газа, ежегодно в атмосферу попадает 3,5 тыс. т вредных веществ.

Как только доля мазута в топливном балансе возрастает, растёт и загрязнение воздуха — до 8-8,5 тыс. т в год. Ещё одно «грязное» производство — ОАО «Гомельстекло». Нужно отметить, что сейчас на стеклозаводе вводится в эксплуатацию новая линия, при монтаже которой только на очистку воздуха было затрачено 6 млн. долларов.

Выброс газов будет отслеживать новейшая автоматика, которая, в случае превышения нормативной концентрации вредных веществ, полностью остановит линию. Далее по нисходящей идут «Гомельдрев», «Гомсельмаш», «Центролит» и «Химзавод». Они выбрасывают в год по 1 тыс. т вредных веществ.

— Как экологи относятся к тому, что каждое лето коммунальники стригут траву на газонах «под ноль»? Пётр Клименок.

— Как учёный-агроном заявляю: это грубейшее нарушение. У травы есть точка роста — около 3 см, и стричь её ниже — это обречь на гибель. Ошибка закралась ещё на этапе планировки газонов. Уровень почвы не выравнивался, и сейчас при скашивании высоких участков трава уничтожается. Этому способствует использование роторных косилок, которые работники держат на весу. Минимизировать вред могут наземные газонокосилки, которые не повреждают траву ниже точки роста. Я как депутат горсовета регулярно поднимаю эту тему, и, уверен, скоро сдвиги появятся.

— Чтобы снести дерево, необходимо разрешение. Для посадки дерева или куста такой формальности нет. Правильно ли это? Ведь люди могут высадить дерево на инженерных сетях, где это запрещено, и их труд окажется напрасным? Михаил Тюхменев.

— Вопрос поставлен правильно. Ближе 5 м от фундамента здания садить деревья и ближе 2 м кустарники запрещено, так как их корневая система выделяет вещества, разрушающие бетон. От коридора, в котором проложен кабель, трубопроводов, дерево можно садить на расстоянии не менее 1,5 м. Поэтому каждую посадку нужно согласовать с архитектором района по месту жительства.

— В Гомеле есть коммунальные зоны, мусор с которых не убирается годами. Например, улица Косарева в районе строительства будущего гипермаркета. Неужели нельзя оборудовать их хотя бы контейнерами? Павел Колобков.

— Ничейной земли в нашем государстве нет. За содержание этих участков отвечают администрации районов, на территории которых они расположены. В вашем случае —Советского. Специалисты инспекции проверят санитарное состояние улицы Косарева. По необходимости администрации Советского района будет вынесено предписание об установке контейнеров.

— На частных подворьях запрещено сжигание опавшей листвы. Предусмотрены большие штрафы. Неужели это настолько вредно? Карина Москалёва.

— В почве на территории Гомеля на килограмм содержится до 12,5 мг тяжёлых металлов. Деревья выносят их на поверхность, вредные вещества сохраняются в листве. При её сжигании люди поглощают загрязнители вместе с воздухом. К тому же заражается новая территория. Поэтому экологи поддерживают решение городских властей о вывозе листвы в установленное место.

— Какие породы деревьев лучше приживаются в Гомеле? Особенно интересует озеленение новых микрорайонов, построенных на намывных землях. Виктория Калюжная.

— В Гомеле разработана специальная программа по озеленению. Примерная стоимость выполнения — 12-16 млрд. рублей. Учёные дали конкретные рекомендации относительно высаживания деревьев в каждом районе города. Проблема стала актуальной из-за того, что деревья и кустарники в городе на протяжении многих лет высаживали бессистемно, вот они и не доживают до зрелости.

Обратите внимание на центральный парк, который был заложен в середине позапрошлого века. Деревья до сих пор живут и здравствуют. А почему? Потому что садили их с соблюдением технологии. Верхний слой почвы был глубоко перекопан и хорошо удобрён. На некоторые делянки специально завозили глину и песок.

Посадку проводили крупномерными деревьями, которые возили с Коренёвской лесной дачи с мёрзлыми комьями земли у корневой системы. Если озеленители возьмут пример предков за руководство к действию, пересаживать деревья каждые 10-15 лет не придётся. Некоторые это уже сделали, не дожидаясь указаний власть предержащих.

Яркий пример — Парк выпускников в Советском районе. Песок песком, а деревья принялись. Главное, не забывать за ними ухаживать. Приятно, что пристальное внимание на этот вопрос обратил председатель Гомельского горисполкома Виктор Пилипец.

— Кто должен следить за своевременной очисткой дна городских водоёмов? Иван Конопатов.

— Местные органы власти. Обычно эти функции администрации районов возлагают на отделы жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства. Горрайинспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды следит за этим и, в случае инертности руководителей, заставляет их выполнять возложенные государством обязанности.

— Разрешено ли в черте города готовить шашлык? Иван Буртеев.

— При соблюдении всех противопожарных мероприятий в отведённых местах разрешено. Предприятия торговли готовят его во время праздничных мероприятий.

— На одном из озёр гомельчане нашли раненого аиста. Говорят, обращались в горрайинспекцию, но в помощи специалисты отказали, ссылаясь на то, что в Гомеле нет приюта для раненых животных. Есть ли вообще смысл звонить куда-либо в подобных случаях? Анна Бессребренникова.

— Спасибо за ваше неравнодушие. Конечно, звоните нам. Специалисты правы: приюта в Гомеле нет. О вашем случае мне неизвестно, но на днях мы пристроили раненого ястреба. Его согласились выходить курсанты Гомельского инженерного института МЧС. Но мы должны понимать, что этот вуз тоже не следует превращать в зоопарк. Как депутат горсовета я поднимал вопрос его строительства в нашем городе, и получил поддержку мэра. К сожалению, без спонсорской помощи вопрос сегодня не решить.

— Оправдал ли себя раздельный сбор отходов? Валентин Кушелевич.

— Конечно. Из той же пластиковой тары на «Экопластсервисе» сегодня делают люки, брусчатку, трубы, другие предметы. А ведь это не просто сырьё, а вещества 3-го и 4-го класса опасности. Представляете, как должен быть оборудован полигон для его хранения? Кроме того, Беларусь импортирует непозволительно много сырья, которое мы могли бы получать из макулатуры, стеклобоя и прочих вторичных ресурсов.

— Наносят ли вред почве собачьи экскременты? Почему заставляют выгуливать питомца с совком и пакетом? Ольга Концевая.

— Для почвы вреда нет. Говорю как эколог. А вот с санитарно-эпидемиологической точки зрения он есть. В экскрементах могут содержаться яйца паразитов и возбудители других заболеваний. Так что городские власти вполне оправданно заставляют хозяев убирать за четвероногими друзьями. К сожалению, службы ЖКХ слабо контролируют выполнение решений местной власти.

— Утилизируется ли как-либо опавшая листва? Вячеслав Мишарин.

— КУПОТиСД «Лещинец» для приготовления компоста берёт листву только в парках и скверах. Использование любой другой листвы для этих целей недопустимо из-за высокого содержания в ней тяжёлых металлов.

Помощь и консультации для желающих продать ссылки, базы и биржи, полезный софт и прочая информация.

Евгений Захаров

http://sr-smi.gomel-region.by/

  •  
  •  
  •  
  •  
Знак качества
Арлекино Прием заказов и доставка с 10:00 до 23:30, доставка бесплатно; при заказе трех пицц – 1 литр сока в подарок. Пиццы представлены в широком...
Знак качества
Клуб "Чисто Фитнес" В клубе имеется большой тренажерный зал, где можно заниматься под присмотром квалифицированных инструкторов. Имеются группы по...
Знак качества
Бегемот Помимо стандартной работы такси, «Бегемот» осуществляет грузоперевозки, возможна встреча клиента в аэропорту или на ж/д вокзале. В...